Вторник, 21.11.2017, 15:00

          Междустрочие...    ПСИХОЛОГИЯ И ТВОРЧЕСТВО                                        

ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Между строк... [134]
Мои статьи для журналов и сайтов [30]
Любимые книги [3]
Любимые фильмы [43]
Любимая музыка [8]
Любимые картины [3]
У ЖИЗНИ НА КРАЮ (читать книгу он-лайн) [8]
Книга о том, как выживать в окружении терминально больных людей, сохраняя способность радоваться жизни
Анна М. Островская. СТИХИ [33]
Анна М. Островская. ПРОЗА [4]
 Каталог статей
Главная » Статьи » ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ (Анна М. Островская) » Между строк...

Интервью из цикла "Мои хорошие люди". Алёна Соколова. (А.Островская)

Интервью из цикла "Мои хорошие люди". Алёна Соколова. (А.Островская)

Сегодня беру интервью у красавицы, самой настоящей модели, путешественницы, экскурсовода… В общем, у Алёны Соколовой, и она сама расскажет, кто же она такая всё-таки. С Алёной мы небольшой промежуток времени были соседками по дому и общались в одной компании.Видимся мы редко, но я с интересом наблюдаю за ее жизнью, потому что она зачастую меняется и всегда остается интересной. У Алёны всегда живут очаровательные звери – то поросенок, то собаченька, то кошка. Сама Алёна похожа на сиамскую кошку и одновременно на сказочную птицу. А работает она в «Музее Кофе».

- Алёна, давай начнем сразу с удивительных зверей. Кто только у тебя не жил. Расскажи немножко про своих питомцев.

- Все началось еще в детстве, когда папа принес черного котенка, и мы назвали его Чарликом. Вырос он огромным котищем, и меня по малолетству не считал за человека, все время драл, подстерегал, и был для меня опасным элементом. Не только для меня, кстати, но и для всех, кто приходил в наш дом. У него было правило – всех впускать, никого не выпускать. В то далекое время мы с подругой любили таскаться по зоомагазинам и часто бывали в «Леопольде» на Чернышевской. И постоянно не удерживались и покупали ту или иную зверушку. Все они жили у Наташки, но мне тоже хотелось. Однажды купили морских свинок, но решили схитрить, и свинку по кличке Петя Наташка подарила моей маме на  8 марта (той деваться было некуда, и он зажил у нас). Потом был аксолотль Боря, он плавал в аквариуме и улыбался до ушей. А потом морских свинок мне показалось мало, я случайно попала на выставку животноводства, и влюбилась в настоящую свинью. Стоила она дорого, но я купила себе мини-пига. Он был чудный, очень умный, приятно чистоплотный и ходил в горшок цвета «мэри кей». Причем демонстративно. Ему нужна была восхищенная публика, аплодисменты, а он гордо заходил в горшок и громко туда писал. Единственное свинячество было во время еды. В высокую миску ему наливали много каши. Он опускал туда хряк полностью, до глаз, и высасывал ее с громким хлюпаньем со дна миски. А потом появился Татошка, йоркширский терьер, милое, веселое, чудесное существо, которое до сих пор живет в нашей семье. Ему уже 14 лет, но он скачет и носится, как ребенок… Примерно тогда мама завела Чарика, такого же кота как первый, но с хорошим характером, а через пол года нам принесли Рыжика. Этот кот оказался заколдованным принцем. Очень человечный персонаж, ласковый, нежный, мудрый. Эти двое прожили вместе всю жизнь, но, к сожалению Чарика мы недавно потеряли. Он угас очень быстро и без мучений. И странная история. Мы его забирали на машине, и он сидел всю дорогу у меня на руках. После этого он любил меня больше всех, хотя я уже дома не жила, вышла замуж. И вот когда мы поняли, что он угасает, все животные к нему не подходили уже, боялись тревожить. Как вечером я его взяла, положила рядом, и стала гладить, говорить ему нежные слова на ушко, а потом все разошлись спать. А утром мама слышит тихий вздох. Смотрим, а он умер. Вот так, со мной приехал, со мной и ушел, дождался - хотел со мной попрощаться…

А вот Симба – это гений. Это абиссинский кот, ему полтора годика. Я написала про него книгу, потому что таких котов я не встречала никогда, и в двух словах о нем не расскажешь. Не случайно говорят, что имя много значит. Имя Симба – это благородство, красота, смелость, нежность, дружба, грация, и много еще. Он стал знакомым со всеми обитателями 6 линии Васильевского острова, с ним здороваются, когда он гуляет. Он постоянный посетитель Музея Специй. А в Музее Кофе его назвали символом Музея, тем более, что он абиссинец, а древняя Абиссиния – это родина кофе.

А недавно, когда я была на репетиции нашего проекта, к нам зашла девочка-кошечка. Ей был примерно месяц. Она шла по улице Кременчугской одна, и зашла в магазин. Там переполошились и хозяин магазина понес ее к папе в бокс, там, где мы репетируем. Я эту девочку взяла, пригрела, да так и уехала с ней домой. И сейчас она стала такой красавицей! Симба влюблен.

- Сейчас ты работаешь в «Музее Кофе». Подозреваю, что не все мои друзья знают о существовании такого музея. Расскажешь немного?

- Да, я работаю там, и это самая лучшая работа, которая выпала мне в жизни. Где только меня не носило! И транспорт, и экономика, и телевидение, и кино… Страшно вспомнить. Но попав в Музей Кофе, я поняла, что это мой дом. Наш Музей - единственный Музей Кофе в России. Интересен он тем, что мы много делаем для простых людей, не только для профессионалов. Мы проводим экскурсии, рассказываем историю и культуру кофе от зерна до чашки. Проводим дегустации, где разными способами завариваем этот мистический напиток, даем пробовать, показываем, как готовится профессиональный эспрессо и как создается искусство латте-арт – рисование на чашке капучино. У нас есть огромный выбор свежайшего кофе и много сувениров. Есть кофейня, где работают только выпускники нашей школы. И школа имеется. Это индивидуальное обучение искусству бариста с получением сертификата. Единственное неудобство это то, что мы находимся в мало проходном месте, на Воскресенской набережной, 14. Поэтому лучшая реклама, которая есть у нас – это сарафанное радио. Люди настолько веселыми и довольными уходят из Музея, что потом рекомендуют сходить всем друзьям, да и сами по нескольку раз приходят. У нас весело! Приходите. :)

 - Одно из моих ярких юношеских воспоминаний – как мы пошли вместе в музыкальный клуб, и твой папа, ты и Максим Леонидов вместе пели там песню под гитару. Ты выросла в музыкальной семье? Сейчас в твоей жизни есть место музыке?

- Мой папа, Александр Генслер, уже больше 20 лет поет. У него есть группа из нескольких гитаристов. Максим Леонидов наш хороший друг, и как раз он давным-давно объяснил папе технологию написания песен, она действительно есть. У папы потрясающие песни, он играет ритм блюз, и там очень важны слова. Каждая песня – история, причем, всегда смешная, а чувства юмора ему не занимать.

В моей жизни всегда была музыка. Я училась на хоровом отделении, и мы с хором объездили огромное количество стран и пели в лучших соборах. Таким образом я освоила классический вокал. Папа поет блюз, там все по-другому. Но недавно он решил, что надо бы почаще видеть дочь, а то она в Музее Кофе совсем закопалась, и создал группу «Family Tradition». И мы стали репетировать. У него к этому моменту уже была звукозаписывающая студия, гитары, барабаны, бубны и…. губные гармошки. Я с гармошкой знакома еще с юности, первую мне привез Максим Леонидов из Штатов, она была блюзовая и я ее не выпускала из рук. У папы были не все тональности, а много песен он играет в соль. Поэтому он мне купил эту гармошку, она прекрасная и играет, как оркестр. Когда мы отрепетировали несколько песен, то сделали один концерт, потом второй, и дальше поехали! 9 октября у меня был день рождения. Я его провела за городом, но папа подготовил мне подарок. Я думала, что это будут духи и что-нибудь из Рив Гоша (как обычно). Но он мне вручил в подарок шикарный микрофон Shure.

Следующий наш концерт состоится 14 февраля в Музее Кофе в 19:00. Приходите, и мы постараемся вас порадовать классикой американского блюза, рока и, конечно, песнями А. Генслера.

- А другим видам искусства место в твоей жизни находится?

- Так случилось, что руки у меня растут из того места, из которого надо. Но заниматься одним и тем же постоянно я не могу. Мне надоедает, и я бросаю, но то, что я делаю, всегда очень симпатично. Я вышивала крестиком не по схеме, а по своему рисунку. Я занималась пластикой, делала украшения и скульптурки. Я шила уморительные куклы. Началось все с Масяни с гипсом на волосине, а закончилось куклами друзей. Сшила свою Наташку, сшила папу с гитарой и в казаках. Сшила Татошку, а поскольку у него длинные волосы, пришлось каждую тесемку разбирать на ниточки. Как-то раз в интернете я увидела нечто! Резьба по яичной скорлупе. Это безумно красиво, этим делом занимаются всего 8 человек в мире. Я смотрела эти фото, видимо, у меня был загадочный вид, и тут заходит владелец нашего Музея, Федор Ефимович Малковский.

- Алена, почему вы такая задумчивая?

- Потому что у меня есть мечта.

- Какая?

- Я хочу ювелирную дрель.

Через несколько дней мне в кабинет приносят ящик… Там дрель и 256 аксессуаров!!!

Так я стала делать деревянные браслеты с разными мотивами - кофе, специи и все, что в голову придет.

Недавно ты долгое время жила в Африке. Я видела удивительные фото. Расскажи, пожалуйста, как ты туда попала? Что тебе там больше всего понравилось, запомнилось? Были ли какие-то приключения или необычные ситуации?

- Я человек не практичный. Если ко мне попадают деньги, я часто не знаю, что с ними сделать. А уж когда тебе на голову сваливаются два огромных кредита, тут уж надо задуматься. И мы с моей любовью Тароном Симоняном подумали, что надо отправиться в путешествие. Тут еще надо уточнить, что Тарон живописец, очень талантливый, но свои коллекции работ он создает на месте, а не в мастерской. Был Непал, Бали, Япония, Германия, Франция, а вот Африки еще не было. И мы решились. Он прилетел из Еревана, где уже ему порядком надоело, и мы стали искать, куда поехать. Мы захотели в племя масаи в Килиманджаро. Мы купили билеты туда и обратно, и полетели в Африку на три месяца, не бронируя ничего заранее. Мы рискнули, но именно поэтому жизнь нам подкинула рай. Про наше путешествие по Африке я тоже написала книгу, всего не расскажешь в интервью, но попали туда, куда хотели. Мы пожили в племени, мы познакомились с этой культурой изнутри, мы привезли целую коллекцию картин и огромное количество фото и видео.   Ты видела фото Занзибара, мы выбрали этот остров, чтобы жить. Но те фото, когда мы поехали в племя, я не выкладывала, потому что это – материал выставочный, и скоро в Ереване будем делать выставку, посвященную Африке. Сказать можно, что Африка – удивительный континент, это впечатления на всю жизнь и никаких денег не жалко на это.

- Где еще тебе хотелось бы побывать или даже пожить? В каких странах, в каких городах?

- Ты знаешь, я много где побывала. Я была во всей Европе, в Америке жила полгода. Вот, пожила в Африке. Хотелось бы побывать в каком-нибудь чистейшем месте, например, Филлипины, Галапагосские острова. На Бали тоже хочется, Тарон там имеет кучу друзей. И, конечно, хочется как-нибудь заехать в Занзибар, в поселок Падже, прийти к Рашиду, нашему другу, посмотреть, как он достроил свой дом, обняться и заплакать…

- У тебя модельная внешность, стройная фигура. Есть какие-то специальные хитрости, которые тебе помогают оставаться в прекрасной форме?

- Нет. Лично у меня нет. Мне это дано природой. Меня не заставишь пойти в фитнес, делать гимнастику по утрам, мало есть я тоже не могу, и диету соблюдать тоже. Я ничего для этого не делаю, мне просто повезло, и я расцениваю это как факт. Может быть, фитнес для меня – это беготня в Музее Кофе? :) Но я в папу, а он до сих пор как струнка.

- Я знаю, что ты недавно написала книгу для своих близких. Если не секрет, в двух словах, о чем она?

- Я написала уже четыре книги. Самую первую я написала, когда меня с больным горлом положили в Боткинские бараки. Мне сделали операцию, разрезали горло, и говорить я не могла. Но у меня был ноутбук, и я решила, что если не можешь говорить, надо писать. Я решила описать нашу жизнь с 6 лет до 16-ти. Это было очень весело и увлекательно. Боткинские бараки – ужасное место. Это обшарпанные стены, коридоры, выкрашенные в зеленый цвет, но эта книга меня спасла. Я так смеялась, когда ее писала, что это место, как ни странно, оставило очень приятное впечатление. Мама даже сказала: «Может тебя чаще надо укладывать в больницу???». Эту книгу я подарила своей Наташке, которая уже 20 лет живет в Штатах.

Потом Тарон мне дал идею: написать книгу про мою бабушку. Она знаменитая солистка Мариинского театра, Ирина Георгиевна Генслер. Я воодушевилась, купила диктофон, и на мотоцикле ездила к ней, а она давала мне интервью. С самого рождения и по сегодняшний день. И совсем недавно я ей сказала – написано. Она рассказывает очень путано, и мне пришлось сделать большую редакторскую работу, чтобы эти записи вошли в книгу. Она приехала в Музей Кофе и получила эту распечатку. Она ехала домой и читала. Текли слезы, текли воспоминания… Ирочка…. Она до сих пор работает в Академии Вагановой, и 4 февраля мы с друзьями идем к ней на экскурсию и на репетицию.

Книгу про Африку я начала писать уже с первого утра, когда проснулась там. Первые впечатления самые верные, их невозможно  задержать внутри, они рвутся из тебя…

А потом я написала книгу про Симбу. Это история кота. Рассказывать это бесполезно, надо читать.

- Если бы у тебя была возможность написать книгу, которую прочтут все жители Земли, то о чем была бы эта книга и какую основную мысль несла бы?

- Не знаю, у меня всегда все спонтанно. Но думаю, что она будет смешная, у нас в народе с юмором туго на данный момент.

- У тебя есть возможность сказать несколько слов себе будущей, чтобы прочитать потом лет через двадцать. Что себе пожелаешь?

- Не знаю. Я решила в будущее не заглядывать. Да это и невозможно. Если ты даришь людям радость, если ты получаешь постоянно положительные эмоции, то все хорошо.

Вопросы задавала Анна М. Островская, 01-2016

Категория: Между строк... | Добавил: Аня (02.02.2016)
Просмотров: 97 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright Анна М. Островская © 2008 |  
Форма входа
Поиск
ПОЛЕЗНЫЕ САЙТЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0