Вторник, 21.11.2017, 15:04

          Междустрочие...    ПСИХОЛОГИЯ И ТВОРЧЕСТВО                                        

ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
Между строк... [134]
Мои статьи для журналов и сайтов [30]
Любимые книги [3]
Любимые фильмы [43]
Любимая музыка [8]
Любимые картины [3]
У ЖИЗНИ НА КРАЮ (читать книгу он-лайн) [8]
Книга о том, как выживать в окружении терминально больных людей, сохраняя способность радоваться жизни
Анна М. Островская. СТИХИ [33]
Анна М. Островская. ПРОЗА [4]
 Каталог статей
Главная » Статьи » ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ (Анна М. Островская) » Анна М. Островская. ПРОЗА

ВЕЧЕР ВОСКРЕСЕНЬЯ. Анна М. Островская. (18+)
Иван сидел в углу обшарпанного спортивного зала небольшой сельской школы и исподтишка смотрел на других людей, которые разбрелись по залу кто куда. Кто-то из них был бос, кто-то кутался в казенный плед, такой же ветхий и бесцветный, как и обстановка вокруг. Женщина с длинными рыжими волосами тихо сидела на скамье и раскачивалась, словно маятник. Парнишка в яркой синей футболке улегся ровно посреди зала и безучастно уставился в потолок. Всех их объединяло одно – они были пациентами «шестой палаты» местной клиники – той самой клиники, которая вот как раз сейчас догорала напротив, через дорогу. В большие окна спортзала были видны всполохи огня и суета пожарных вокруг догорающего здания. Пациентов успели эвакуировать, тяжелых больных увезли на скорых в город, ну а этих просто заперли в спортзале соседней школы, дожидаться своей очереди. Под утро за ними тоже должны были приехать машины из городских больниц.  Хорошо, что сегодня воскресенье! В школе нет занятий. В противном случае нельзя было бы оставлять рядом с детьми всех этих пациентов, ведь все они

попали в больницу после попыток суицида.
«Странные люди», - подумал Иван, глядя на них. Он уже не раз оказывался в таких местах, где быть ему не сильно хотелось. Но такова уж участь Сновидца – помогать тем, кто в тебе нуждается прямо сейчас, в данную минуту.
Он потрогал рукой деревянные доски пола, шершавые стены, холодную скамейку. Всё ещё не удавалось привыкнуть к тому, что большую часть времени осязания у него не было, и вообще всё воспринималось иначе из того состояния, в котором он существовал уже довольно давно.
Худенькая девушка, до этого бродившая по периметру зала, подошла к нему и опустилась рядом с ним на пол.
«Какие синие у нее глаза», - подумал Иван и улыбнулся.
Девушка кашлянула, смущенно взглянула на него и тихо проговорила:
- Как ты думаешь, это сделал кто-то из них?
- Ты о чем? – Иван не мог прекратить улыбаться, девушка ему понравилась – хоть одно нормальное лицо в этой странной компании.
- Я о пожаре, - она перешла на шепот. – Это дело рук кого-то из них?
- Нет. Это было короткое замыкание. – Иван это знал точно, но объяснить, откуда такая информация, он не смог бы.
- Уверен? – девушка оглянулась на других людей, застрявших в неуютном зале, и придвинулась ближе к Ивану.
- Уверен, - он решил не спрашивать, почему она выбрала в качестве эксперта именно его. Почему-то она не задала этот вопрос ни рыжеволосой женщине, ни парню, развалившемуся посреди зала. С чего она вообще взяла, что Иван разбирается в причинах пожаров?
- Нина, - девушка протянула ему худенькую полупрозрачную руку, перебинтованную на запястье.
- Иван, - он легонько пожал протянутую ладошку, не будучи уверенным, что поступает правильно.
- Ты кто?
- В каком смысле?
«Неужели догадалась?!» - удивился он.
- Прыгун?
- Что?
- Руки у тебя не перебинтованы, сидишь ты прямо, за живот не держишься. И совсем не бледный. Значит, ты прыгун?
- А… Нет, я вообще не из ваших… Я тут… Можно сказать, случайно оказался.
- Ага, ну да, - девушка понимающе фыркнула. Случайно, мол, да, как же. – Дурацкая несправедливость, да?
- В чем? – Иван действительно не понял, о чем она.
- Да всё это. Пожар, больница разрушена, а мы тут сидим, живые и относительно здоровые. Не проще ли было оставить нас всех там?
Такая горечь послышалась ему в этих словах, что невольно сжалось там, где было когда-то сердце.
- Тебе правда этого хотелось бы? – он просто не мог поверить, что такая милая девушка не хочет жить. Ведь у нее вся жизнь еще впереди!
Нина заглянула ему в глаза и долго вглядывалась, как будто искала там ответы на все те вопросы, которые мучили ее прежде.
- Ну а какой смысл? Какой смысл продолжать жить? Мой парень ушел, он теперь встречается с моей подругой, они планируют пожениться. Я одна. Никому не нужна больше. От того, жива я или нет, в мире ничего не меняется. Так зачем продолжать?
- Ты ошибаешься. – Он это знал точно.
- Откуда тебе знать?
Иван вздохнул и придвинулся к ней чуть ближе.
- Видишь ли… Можно сказать, это та причина, по которой я здесь. Я просто знаю, что произойдет дальше. С тобой, вот с той рыжей дамой, с тем парнем в синей футболке, со всеми. Поэтому я тут и сижу сейчас.
- А… Так ты и правда не из наших? – она удивилась и как будто повеселела. – Ты тут, потому что у тебя бред?
Ивану стало вдруг ужасно смешно.
- Бред? Ну да, если тебе так нравится это называть. Будем считать, что у меня бред. Но я и правда знаю, что с тобой будет, как сложится твоя судьба.
- Ага, конечно, - она снова презрительно фыркнула, но почему-то это прозвучало не обидно, а забавно и мило. «Не веришь? Ну и не надо. Может, так даже лучше», - подумал Иван.
- Ну так и что же со мной будет, мистер всезнайка? – Нина уставилась на него своими большими синими глазищами. В голосе насмешка, губы изогнулись в легкой грустной улыбке.
- Да в общем-то ничего такого необычного или страшного. Просто проживешь неплохую жизнь. Замуж выйдешь. Не скоро еще, лет через десять. У тебя будет большая семья, несколько детей. Твой будущий муж сейчас живет в другой стране. Но через пару лет он приедет в Россию, а через пять лет вы познакомитесь. На работе. Да, кстати, у тебя будет новая работа. Физически довольно тяжелая, но зато творческая, да и денег будут платить много. Сможешь объехать половину мира, побываешь даже в Китае. Ты хочешь увидеть Китай?
- Китай?! – она расхохоталась. – Ты и правда сумасшедший. Я работаю секретаршей в администрации поселка. Получки еле хватает на жизнь. У меня даже загранпаспорта нет. Какой Китай?! У меня нет никаких перспектив. Моя жизнь – сплошная рутина.
«Зануда», - выругался Иван про себя. А вслух спросил:
- Но ты же вроде бы увлекаешься разведением цветов?
- Цветы-то тут при чем?
- А цветы тут при том, что тебя скоро пригласят поработать садовником в одном очень богатом доме. Соглашайся.
У Ивана перед глазами пронеслась вся дальнейшая жизнь Нины. Работа в богатом доме, огромный сад, который будет очень непросто привести в идеальное состояние. Мозоли на руках, слезы от усталости, а затем невероятное счастье от результатов своего труда. Цветы, цветы, цветы, садовые деревья, а потом и небольшой садовый домик, который подарит Нине пожилой хозяин сада на пятилетие  ее работы садовником. Приглашение на выставку флористов, победа, потом еще одна выставка, и еще. И наконец долгожданное путешествие в Китай. Новый шофер встретит ее в аэропорту, и им предстоит проработать на пожилого любителя пионов и лилий еще целых пять лет, бок о бок,  прежде чем они поймут, что созданы друг для друга… Старик завещает им неплохую сумму, которая позволит в будущем открыть свое дело. Нина будет выращивать экзотические цветы, ее муж заниматься доставкой букетов по городу. У них будет трое детей… Но это всё потом. А сейчас эта тоненькая перепуганная девчушка сидит на полу в спортивном зале и смотрит на то, как догорает за окном здание сельской больницы. На ее руках – забинтованные порезы, свидетельство ее глупости и отчаяния. А в голове – ни единой мысли о том, как жить дальше. Ивану стало немножко жаль ее, но, с другой стороны, его ужасно бесили все эти выскочки, которые воображают, что могут сами решать, сколько им жить и когда уходить. Ах, если бы он мог решить за себя сам! Он прожил бы еще лет пятьдесят, а то и больше. Но у него никакого выбора не было…
- А она? Вот та рыжая, которая качается, как будто метроном на пианино. Какая жизнь будет у нее?
Нина показала пальцем на рыжеволосую женщину, и та вдруг заметила этот жест и стала настороженно приглядываться к странной парочке в углу. Иван кивнул ей и помахал рукой. Здрасьте, мол… Заговорил чуть громче, в расчете, что женщина тоже его услышит.
- А у этой рыжеволосой красавицы будет ничем не примечательная жизнь. Ей бы хотелось быть королевой красоты, но не суждено.
- Она будет счастлива? – Нина тоже спросила это чуть громче. Не понятно, случайно ли, или для того, чтобы слова достигли ушей той, о ком они говорили.
Иван помедлил с ответом… Взвесил все за и против и решил говорить правду. В конце концов, чем он рискует? Жить им всем и так не хочется, так, может, хоть правда их заставит взглянуть на ситуацию под другим углом?
- Честно говоря, нет… Не получится у нее быть счастливой.
- Но… Как же? – Нина снова перешла почти на шепот, словно испугавшись его ответа. – Как же тогда? Как же она будет продолжать жить?
- Так и будет. «Привычка свыше нам дана, замена счастию она».
Рыжеволосая девушка перестала раскачиваться и уставилась на Ивана немигающим взором. «Сердится что ли?» - подумал Иван, - «Можно подумать, это я пишу книгу судеб! Мне тоже не слишком нравится твоя жизнь, красавица, но что я могу поделать?!».
- И с чего же ты взял, что она будет жить дальше? – прошептала Нина.
- Будет. Обязательно. Будет жить. Будет работать, библиотекарем в обычной городской библиотеке.
- Скука! - вдруг подала голос рыжеволосая красавица. – Какая же скука… Это невыносимо! Так жить… Зачем?
Иван вдруг не на шутку разозлился. «Ох, как же вы достали, господа!» - пронеслось в мыслях. – «Как же надоели ваши ожидания от жизни чего-то великого, громкого и  очевидного! Когда же вы уже научитесь просто жить и наслаждаться процессом?!»
Он выдохнул, сосчитал про себя до десяти,  чтобы случайно не выругаться, а потом начал свой рассказ:
- Ты действительно проживешь очень скучную жизнь. Большого счастья тебе испытать не суждено. Но у тебя будут хорошие друзья, две ласковые кошки и хороший велосипед.
- Велосипед?! – она расхохоталась, но не весело, а сквозь прорывающиеся рыдания. – Ты мне предлагаешь продолжать жить ради велосипеда?!
- Нет, я тебе предлагаю жить ради работы в библиотеке.
Она закрыла лицо руками и снова начала раскачиваться из стороны в сторону, чуть не плача.
- Работа в библиотеке! Вот он, смысл жизни! Ну спасибо, открыл мне глаза! Ёлки-палки… Да что ж меня не было в том здании, когда там коротнуло? Зачем я сижу тут с вами? Ради чего всё это?
Она уже почти кричала, между пальцев текли слезы, рыжие волосы совсем спутались и закрывали ее лицо. Иван выдержал паузу, прислушался к ее рыданиям («Как можно так убиваться из-за банальной скуки?!»), снова сосчитал до десяти и продолжил:
- Однажды в твою смену в библиотеку придет мальчик. Просто маленький заплаканный мальчик. Он попросит у тебя одну книгу, и ты поможешь ему ее найти. Собственно, вот в этом и заключается твоё дело на этой земле.
- Книгу?! – она откинула волосы со лба, вскочила и подбежала ближе. Нина сжалась в комок и спряталась за Ивана, инстинктивно схватившись за его плечо. – Книгу?! Да нынешние дети почти не читают книг! К тому же, если уж этот мальчик такой любитель почитать, любую  книгу ему может выдать другой библиотекарь, понимаешь ты?! ЛЮБОЙ библиотекарь! Мне не интересно жить ради велосипеда, кошек и одной единственной книги!
- Видишь ли… Другой библиотекарь не найдет эту книгу на полках, потому что только ты будешь знать, где она стоит.
- Ну и что?! Что в мире изменится от того, что какой-то ребенок не прочитает вовремя книжку?
- Ооо, изменится очень многое…
Перед мысленным взором Ивана замелькали картинки: другой библиотекарь, резкое «У нас нет этой книги, возьми другую!», другая книга – совсем о другом. Обиженный ребенок. Другая судьба. Военное училище. Карьера, планы, трудный характер, война, генеральские погоны, тысячи жертв… Нет, так не пойдет. Картинки вдруг стали очень яркими - это означает, что вероятность такого исхода событий стала выше. Нет, нет! Нельзя допускать этого. Иван снова стал считать про себя: «Один, два, три, четыре…» Рыдания рыжеволосой женщины мешали ему сосредоточиться. «Пять, шесть, семь…»
- НИЧЕГО не изменится от того, жива я или нет. НИЧЕГО! В жизни ничего нет, кроме бесконечной скуки! Жизнь похожа на бесконечную полку с книгами. Вот только читает их кто-то другой! А я только сижу рядом и наблюдаю, как все проходят мимо меня.
Ивану показалось вдруг, что перед ним не женщина, а рыжий ирландский сеттер, у которого отобрали любимую игрушку, поэтому он злится и расстраивается, лает, рычит и вот-вот укусит.
«Восемь, девять, десять…»
- Работа в библиотеке! Ах, какая чудесная жизнь меня ждет! Кошки и велосипед! Не об этом ли мечтает каждая женщина?!
«Еще раз: один, два, три, четыре…»
- У других людей семьи, дети, карьера, путешествия. А я кручусь в своей библиотеке, как белка в колесе. Мне надоело всё это!
«Пять, шесть, семь, восемь…»
- Я чувствую себя растением, посаженным в глиняный горшок! Никакого движения, никаких перемен, никакой надежды! Ничего, кроме книг!
«Девять, десять… Ух… Выдох… Вдох и еще раз выдох…»
- Видите ли, Яна…
- Я не говорила тебе, как меня зовут! – Она вдруг разом перестала рыдать и зло уставилась на Ивана.
- Да это не так важно. Так вот, Яна, вы ведь на самом деле не растение. И вы не сидите в глиняном горшке. Вы можете сменить место работы, если захотите. Но только сперва дождитесь мальчика. Он будет в очках и в клетчатой рубашке, с черным рюкзаком и в кроссовках «Найки», Вы узнаете его по царапине на подбородке и по характерному неправильному «р», когда он скажет Вам «Добрый день!». Дайте ему ту книгу, которую он попросит, и потом можете увольняться, менять работу, да хоть вообще превратитесь в домохозяйку! А можете продать велосипед и купить ролики.
- Невероятно увлекательная миссия – передать мальчишке книжку и кататься потом всю жизнь на роликах.
Ивана уже начинало утомлять всё это. В конце концов, почему именно он должен сюсюкаться с этими неблагодарными людьми, не ценящими свою жизнь?
- Яна, жизнь не обязана быть феерически интересной. Она просто должна иметь смысл. Смысл вашей жизни – помогать чужим детям найти нужные книги в нужный момент.
- Но мне-то от этого что?! Чужие дети будут счастливы получить свои интересные книжки, пусть так. Но я-то как же?! Мне-то какой интерес от подобной рутины? Если я не выдам нужную книжку, мальчик просто прочитает другую! И мир от этого не перевернется!
- Мир не перевернется? Ну это как сказать…
Перед взором Ивана снова промелькнула картинка ядерного взрыва. Всполохи огня в окне дополняли картинку и делали ее почти осязаемой.
- Яна, только Вы можете выдать мальчишке ту книгу. Она об авиации.
- И что, он станет авиатором?
- Нет… Он станет журналистом. А вот его внук станет авиатором, потому что дед прожужжит ему все уши о конструировании самолетов. Он изобретет прекрасный надежный самолет, который сможет выполнять кругосветные перелеты без дозаправки. Шикарная будет машина, доложу я вам. Безопасная, красивая, мощная. С момента начала эксплуатации этого самолета такое понятие как авиакатастрофа просто перестанет существовать и станет устаревшим словом.
Яна уставилась на Ивана, захлопала глазами, словно впервые увидела его. Тень улыбки проскользнула по ее лицу, но не задержалась. Снова полились слезы.
- Врешь ты все! Ты не можешь знать, как всё будет на самом деле!
- А вдруг может? – подал голос парень в синей футболке, который уже давно смотрел не в потолок, а на спор, развернувшийся в углу спортзала. – Ну-ка, умник, расскажи-ка, а что будет со мной? Для чего жить мне?
- Ты сам знаешь.
- То, ради чего я живу, невозможно осуществить.
- Кто тебе это сказал?
- Я просто знаю.
- А что если я точно знаю, что это не так? Что если я скажу тебе, что ты обязательно сможешь осуществить свою мечту? Просто на это потребуется довольно много времени и сил.
- Откуда ты можешь знать?
- Ну, если ты не веришь мне, зачем спросил?
Парень снова разлегся посреди зала и уставился в потолок. Но теперь он улыбался, как будто что-то представлял в уме и мечтал о своем еще недавно казавшемся несбыточным счастье.
- Ну а мне ради чего жить? – донесся хриплый голос из другого угла зала. Там сидел мужчина неопределенного возраста, с видоизменившимся от алкоголя и наркотиков лицом, с гнилыми зубами, с копной всклокоченных волос. Нина с жалостью посмотрела на него и вздохнула, а Яна поспешила отойти подальше и снова уселась на свою скамейку.
Иван снова задумался о том, стоит ли говорить этому человеку правду? Но ничего другого он все равно придумать не смог, поэтому просто молчал.
- Я проживу долгую счастливую жизнь? – прохрипел мужчина, горько усмехнулся и закашлялся. Кашель был такой глубокий, лающий, что всем присутствующим стал очевиден ответ на заданный вопрос. Ивану оставалось только озвучить его:
- Нет, ты проживешь совсем недолго, около года.
- Тогда какой же в этом смысл? Я весь разваливаюсь. Мне нет резона продолжать эту бессмысленную возню. Годом меньше, годом больше, какая разница?
-  Год – это более 360-ти дней, которые ты можешь успеть наполнить радостью.
- Радостью?! – мужчина хрипло рассмеялся. – Ну и какой же радостью я успею наполнить свою жалкую жизнь?
- А чем бы ты хотел?
- Наркотой и водкой, понял!
- Понял… Но, думаю, ты бы хотел наполнить ее чем-то другим. Например, любовью.
Из противоположного угла снова послышался не то смех, не то совиное уханье.
- Любовью?! Да кто полюбит меня такого? Мое сердце еле бьется, легкие почти не работают, а ноги еле ходят. Кто ж меня полюбит-то, такого красавца?
- Ты не поверишь, но тебя полюбит женщина, немного старше тебя. И вы даже можете успеть побыть счастливыми, пусть и недолго.
- И откуда ж она возьмется, женщина эта?
- Из очень далекой страны…
- Аааа! Ну тогда конечно! – мужчина снова хрипло расхохотался. – Мне в таком состоянии только путешествий не хватало. Уже иду, пешком. Ждите меня, далекие страны!
Иван улыбнулся. Он-то знал, что этот человек-развалина пройдет пешком столько, сколько ему и не снилось.  Будет помогать организовывать лагерь для беженцев где-то на востоке, будет помогать кормить чужих детей  и обучать их русскому языку. И однажды всего за пару месяцев до смерти, он встретит женщину, которая будет готова то ли из сострадания, то ли из искренней симпатии, провести с ним несколько ночей. Может быть, ей просто нужен будет ребенок, потому что другого смысла у ее жизни не останется? И она уедет в Европу, унося в своем чреве их будущее дитя.
- У тебя будет сын, но ты его уже не увидишь, - сказал Иван.
В противоположном углу зала прервался смех и повисло тягостное молчание.
- Зачем тогда ему рождаться, если его некому будет растить? – наконец тихо проговорил мужчина.
- Я не сказал, что его некому будет растить… У него будет отчим.
- Но я не увижу, как он растет!
- Но зато он, твой сын, увидит мир.
- Он станет знаменитым?
- Вовсе нет. Просто хорошим парнем.
- Он будет счастлив?
- Пожалуй, да.
- Он проживет долгую жизнь?
Иван снова замешкался с ответом, решая, нужно ли сказать правду. И все же ответил:
- Нет, его жизнь не будет долгой, он унаследует твое больное сердце. Это твоя расплата за наркотики и водку, в которых ты не знал меры. Но его судьба будет доброй и хорошей. И у него будет большая и любящая семья. Разве этого мало?
Повисло молчание, густое и какое-то торжественное. Потом Иван услышал тихий плач и шепот:
- Стоит ли давать ему жизнь, если он будет мучиться дурным здоровьем и проживет так мало?
- Ну… Он успеет увидеть двоих своих сыновей. Один из них, к сожалению, тоже не проживет долго и умрет в младенчестве. А вот второй…
- Второй что?
- Второй будет совершенно здоров. И его дети. И внуки. И вот как раз-таки его младший внук станет одним из первых колонизаторов далекой планеты, названия которой я пока не знаю. И станет начальником колонии. О его мудрости будут слагать легенды. На той планете будут построены большие города, и один из них будет носить имя твоего прекрасного потомка.
- Ну ты и фантазер! – воскликнула Яна и отвернулась к стене. Нина же сидела и улыбалась, глядя на Ивана широко раскрытыми синими глазами. А мужчина перестал хрипеть и затих в своем углу.
- Ну а ты? – заговорил вдруг парень в синей футболке. – Ты-то сам кем будешь, как сложится твоя жизнь?
- Я… - Иван глубоко вздохнул и обвел взглядом всех присутствующих. – А моя жизнь уже сложилась. Моя история уже написана, в ней нет ничего примечательного.
В этот момент послышался звук отпираемой ключом двери. В спортивный зал зашел главный врач клиники, весь в копоти, вспотевший и уставший.
- Ну что, господа хорошие, пожар потушен, - объявил он. – Теперь нам надо понять, куда мне вас определить. Кого домой, кого обратно на лечение.
Иван услышал, как за окном завизжали сирены подъезжавших из города машин скорой помощи. Через полчаса они заберут всех, кого еще не успели увезти, и доставят по разным адресам, - в те больницы, где есть места. А Нину выпишут и разрешат вернуться домой, за ней как раз приехала старшая сестра.
«Жаль, не увидимся больше… А они не такие уж странные. Хорошие люди, просто пока не нашедшие свое счастье», - подумал Иван, отступая в темноту. Пройдет не один десяток лет, и он будет сидеть рядом с праправнуком вот этого хриплого опустившегося алкоголика, утешать его после тяжелых потерь и уговаривать, что жизнь на этом не закончилась и что надо попробовать себя в новом деле. Посоветует не прыгать с моста, а лучше вступить в космофлот. И обязательно скажет, что на такой-то планете собираются строить колонию и ищут добровольцев…
Это потом. А сейчас Иван шел мимо догоравших развалин клиники и насвистывал какую-то тихую мелодию. Сегодняшнюю работу он выполнил, и больше ничего не может сделать для тех людей, которые только что сидели рядом в спортивном зале. Дальше им самим выбирать, как жить и куда стремиться.
Над поселком всходило солнце, занималась заря, и казалось, что сама природа радовалась тому, что наступил еще один день. Самый обычный понедельник, который может изменить всё и стать первым днем долгой оставшейся жизни.


А.Островская, 2015

Из цикла "Сновидец"

Категория: Анна М. Островская. ПРОЗА | Добавил: anna-ostrov (29.09.2015) | Автор: Анна Островская
Просмотров: 118 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright Анна М. Островская © 2008 |  
Форма входа
Поиск
ПОЛЕЗНЫЕ САЙТЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0